Про учителей (3). Статья №10. 04.10.16.

“НЕЗНАНИЕ – НЕ СКРОЕШЬ


Какое, самое ужасное преступление, может совершить студент на экзамене ?

Да, да, конечно, воспользоваться шпаргалкой. Если попался, наказание последует неотвратимо – “смертная казнь”… , ну в смысле, НЕУД.

И вот, представьте, себе, консультацию перед экзаменом по курсу “Гидравлика”, которую проводит в Бауманке доцент Матвеев, больше похожий на профессора, чем десять профессоров, вместе взятых.

– Так, друзья мои, не забываем прихватить с собой на экзамен зачётку, ручку, конспект лекций…

По аудитории прокатывается шёпот разочарования:

– Ну вот, опять будет проверять качество конспектов, и снижать бал, если конспект не ахти.

Но, оказывается, доцент Матвеев, ещё не закончил свой перечень самого необходимого на экзамене.

Разумно взять с собой, также парочку учебников, задачник, который с решениями, и, на всякий случай, несколько томов Большой советской энциклопедии…

Шёпот мгновенно смолкает. Налицо – явный подвох.

Но Матвеев, без тени улыбки, продолжает:

– Очень полезно запастись шпаргалками, я лично, лучшей формы конспекта не знаю. Короче, дорогие мои, пользоваться на экзамене можно всем, чем угодно, как при ответе по билету, так и при ответе на дополнительные вопросы. Я сам прихвачу на экзамен неплохую подборку литературы на свой вкус, но выбор остаётся за вами.

Аудитория в полной растерянности. У всех студентов – широко открытые глаза, а у половины – слегка приоткрытые рты.

– Понимаете, друзья, я исповедую очень простой принцип:

Знание скрыть можно, а вот незнание – не скроешь.

Я копну, чуть мельче, потом чуть глубже, и мне всё станет ясно…

Наступает звенящая тишина. Такого мы не только никогда не слышали, мы себе и представить не могли, что этакое (про шпаргалки) может сказать своим студентам, перед экзаменом, преподаватель бывшего императорского училища.

Между тем, доцент Матвеев (нет, всё-таки, я буду называть его профессором) вежливо откланивается и оставляет нас разгадывать его ребус.

Игорь Сергеевич Матвеев – это совершенно уникальное явление в стенах Бауманки и, уж конечно, в моей студенческой жизни. Каждая его лекция – это изысканное угощение вкуснейшими штучками из увлекательнейшего раздела физики, под названием Гидравлика.

Матвеев умудрялся всегда приходить на лекцию с таким видом, будто у нас тут у всех одновременно случился день рождения, и он, по этому поводу, приготовил нам кучу подарков, естественно, из истории гидравлики. Его манера обращения со студентами – эталон благородства, вежливости и неподдельного уважения. Например, вместо директивного “записываем”, Игорь Сергеевич говорил: – вот это полезно записать, или – это нельзя не записать, или – это мы с вами обязательно запишем.

Во время лекции профессор Матвеев редко смотрел на студентов. Как правило, его взор устремлялся в противоположный от него угол Большой Физической аудитории. Где-то там, под потолком, перед ним, как на экране, раскрывалась захватывающая гидравлическая баталия, которую он пересказывал нам своими словами, и мы разумеется, нисколько не сомневались, что видимая им картина ещё чудеснее его вдохновенных слов.

Между тем, наступил день экзамена, точнее – утро экзаменационного дня.

Профессор Матвеев превзошёл сам себя. Он пришёл на экзамен в самом лучшем своём костюме и с таким видом, будто у нас уже, не просто день рождения, а какой-то крутой юбилей или торжественное вручение правительственных наград.

Всем, кто внутренне не дотягивал до этой высочайшей планки, установленной Игорем Сергеевичем, захотелось тут же провалиться сквозь землю.

Весь экзамен проходил именно в том ключе, который задал Игорь Сергеевич. При малейшем сомнении студента, в процессе ответа на его вопрос или вопрос билета, Матвеев деликатно предлагал студенту быстренько пролистать учебник или задачник, для большей уверенности в ответе, а сам мгновенно перемещался к другому студенту, и так по кругу.

Ну, точь-в-точь, как гроссмейстер, при сеансе одновременной игры в шахматы.

Он легко и безошибочно запоминал всех, отвечающих ему студентов, и вёл общение с очень доверительной личной струной.

Вы думаете, что Матвееву так уж легко было сдать экзамен ?

Отнюдь ! (это его слово)

– Голубчик, я в Вас верю, Вы вполне способны на более достойный ответ – говорил Матвеев и приглашал студента на пересдачу, но чаще всего, студент сам, сгорая от стыда, просил разрешения прийти в следующий раз, чтобы сейчас не позориться.

– Я могу узнать, что Вам помешало успешно ответить на мои вопросы – обычно это был последний вопрос профессора, когда чаша его терпения была готова вот-вот переполниться.

Я в жизни никогда не видел, чтобы студенты, не сдавшие экзамен с первого раза, проклинали не преподавателя, а исключительно себя, причём самыми последними словами, чувствуя, что совершили какую-то гнусность, но даже не по отношению к уважаемому человеку, а к чему-то – почти святому.

Для меня такая атмосфера на экзамене, которую создавал Игорь Сергеевич – настоящий рай. Ответив на все вопросы билета, а потом и на дополнительные вопросы профессора Матвеева, я остро сожалел только об одном – мне пора покидать аудиторию.

Видя мои колебания после вручения мне зачётки с оценкой, Матвеев подбодрил меня:

– У нас впереди ещё один семестр.

Я не знаю, откуда взял профессор Матвеев эту гениальную фразу о том, что:

знание скрыть можно, а вот незнание – не скроешь.

Но я, почему-то думаю, что это лично его педагогическое кредо, столь же вдохновенное, как и его незабываемые лекции, и как его чудесные экзамены …



Игорь Юрьевич Куликов

Зарегистрируем ваш слоган.

Телефон: +7 (495) 737-63-77 доб. 5700
Васильева Ольга Львовна




Автор:  И.Ю. Куликов.

Возврат к списку