Паруса на Дону. Часть 1. Статья №19. 06.12.16



Когда наша парусная лодка незаметно пересекла границу нижнего Дона и Цимлянского водохранилища, ветер внезапно стих и паруса погасли. Было совсем раннее безоблачное утро, не располагающее ни к какому роду деятельности, кроме сладкого сна после долгой дороги из Москвы до Калача. Поэтому мы, трое молодых инженеров ОКБ Туполева, отдались в плен чудесному утреннему сну на борту слегка покачивающейся лодки.

Точнее так, мы с братом честно заснули после вахты, поручив румпель швертбота старшему по возрасту и инженерному стажу товарищу, который в парусном деле был совсем новичок. Однако, его стойкости в борьбе со сном, как и следовало ожидать, хватило всего на несколько минут.

Разбудили всех нас хлопки наших парусов, поймавших свежий ветер, и нервные крики чаек, нашедших лёгкую добычу. Судя по берегам, которых почти не было видно, лёгкий северный бриз отнёс нашу лодку почти на середину водохранилища. В полумиле от нас артельные рыбаки на фелюге выбирали сеть с рыбой. Крупные рыбины они бросали в рундуки, а мелочь, без сожаления, выбрасывали за борт, к радости снующих вокруг чаек.

Прямо за спинами рыбаков, вдалеке едва просматривался небольшой остров, и мы решили взять курс прямо туда, поскольку время близилось к полудню, и нам не мешало позаботиться о приготовлении еды. Настроив паруса, мы плавно заскользили мимо занятых делом рыбаков и вдруг услышали их призывные крики. Они, стоя в лодке, энергично махали нам руками, явно предлагая подойти поближе. Сменив курс, я направил швертбот прямо к их фелюге. Возгласы рыбаков стихли, они все молча, и с некоторым изумлением, смотрели на приближающийся к ним парусник. Когда до рыбаков осталось метров десять, я снова изменил курс и двинулся параллельно их борту.

Этот маневр ещё больше изумил рыбаков, продолжавших хранить гробовое молчание. Но заметив, что мы начинаем удаляться, бригадир спохватился:

– Хлопцы, айда к нам, рыбкой угостим.

После очередной смены курса, я направил лодку почти против ветра, и погасив паруса, подошёл к фелюге вплотную, мягко ткнувшись в её борт. Слово за слово, и мы, наконец, поняли причину изумления рыбаков. В их представлении – лодка с парусом может идти только по ветру, а тут у них на глазах мы ходим зигзагами (галсами) туда-сюда, и чуть ли, не прямо против ветра. Все они, включая бригадира, увидели настоящую парусную лодку первый раз в жизни. И это всё – на Дону, знаменитом в прошлом своими парусными челнами местных казаков.

Набросав нам в кормовой рундук несколько крупных судаков и лещей, бригадир вежливо попросил нас ещё раз пройти мимо их лодки, меняя галсы. Конечно же, мы уважили просьбу и сделали змейку, а потом дали два почётных круга вокруг фелюги. Восторгу рыбаков не было предела, они радовались, как дети в цирке.

С хорошим настроением и с солидной добычей мы двинулись к острову, который, как покажет будущее, станет нашим гостеприимным домом на целые три недели.

Приглянувшийся нам островок оказался идеальным местом для лагеря. Во-первых, море дров из сушняка растущих на нём деревьев, во-вторых, идеальный песчаный пляж и желанная в июльскую жару тень от раскидистых ив, в-третьих, остров был необитаем – ни одного туриста.

В длину остров имел почти два километра, а в ширину – от трёхсот до пятисот метров. Лучшего места для утренних пробежек – трудно себе представить.

Да, мы ещё не сразу разглядели смородиновые кусты с поспевающими ягодами, растущие тут и там, и гарантирующие нам фруктовый десерт к обеду и к ужину. Короче, по подмосковным меркам, мы нашли кусочек настоящего рая.

Быстро приготовив подаренную нам рыбу, и плотно пообедав, мы занялись обустройством лагеря. Нужно было установить палатку, сколотить из топляка стол и лавки, набрать в запас сухих дров и слегка укрыть их простеньким навесом – всё, как обычно, на новой стоянке.

Вскоре подоспело время ужина, который был ещё более обильным, чем обед. Ведь не пропадать же классной жаренной рыбе, которая в такую теплынь, вряд ли, дотянет до утра без холодильника.

Усевшись у вечернего костра, и попивая чаёк, мы всё ждали, когда же придёт время тикать от комаров, но комаров не было, точнее их было намного меньше, чем даже в нашем родном Лианозово. Да и те, что были, разве это комары – дыма боятся, чуть шевельнёшься, шарахаются, как от чумы. Слабота в общем, не то, что ахтубинские бестии.

На следующий день, совершив утреннюю пробежку вокруг острова, мы ещё больше зауважали наш островок. Песчаный пляж протянулся с обеих сторон вытянутого острова, и в случае, если ветер и прибойная волна вдруг нагонят сине-зелёные водоросли на нашу сторону, мы легко сможем перейти на подветренный берег, чтобы наслаждаться чистейшим пляжем.

После завтрака пора было приниматься за рыбную ловлю, ведь нам очень хотелось продолжения вчерашнего банкета. Ясно было, что рыбы вокруг нас полным-полно, но вот на что она будет клевать – большой вопрос.

Накопали, как водится, червей и кашку сконстролили с постным маслом, а вот с мальком осечка вышла. Пуганный он оказался до невозможности, в “телевизор” заходит, но тут же вылетает пулей при первых признаках подъёма снасти. Полная противоположность Ахтубе. Вторая, кстати, противоположность, первая, если вспомнить, была с комарами.

Весь день мы упражнялись и с донками, и с удочками – и всё без толку. Нет клёва, хоть плачь. Попробовали с лодки – тот же результат, вместо нормальных поклёвок, какие-то бестолковые тычки. Складывалось впечатление, что рыба здесь то ли перекормлена, то ли перепугана. В итоге, и в обед, и в ужин роль рыбы выполняла тушёнка. Но мы не сильно отчаивались, впереди у нас была “вечность”. Никуда она, рыбка донская, от нас не денется.

На следующее утро на пробежку я не пошёл, поскольку накануне переусердствовал в дегустации недозревшей смородины, от которой немного крутило живот. Ребята побежали вокруг острова, а я, не спеша, поправлял парусные снасти на лодке, как вдруг, заметил моторку, идущую прямым курсом к нашему лагерю.

– Интересно, кого это к нам несёт – подумал я.

Казанка ткнулась в берег и из неё бодро вышел человек в милицейском плаще. Это был местный участковый, и по совместительству инспектор рыбнадзора.

– Так, почему лодка без номеров ? Браконьеры ? Лодку конфискую !

– Да, нет, не браконьеры мы, по-честному ловим удочками и донками.

– Знаю я ваши донки, а где остальные ? Сколько вас ? Откуда явились ?

– Да двое ещё, пробежку делают вокруг острова – махнув рукой на север, сказал я – из Москвы мы.

– Понятно, куклу пошли снимать, а ты здесь на атасе остался.

В это время, обогнув остров, ребята появились с южной стороны, и ничего не подозревая подбежали к нам и поприветствовали инспектора, приняв его за одного из давешних рыбаков.

Инспектор тут же пошёл в атаку:

– Идите показывайте, где куклу поставили, ведь всё равно найду.

– Какую ещё куклу – хором спросили мы.

Ещё минут десять инспектор упорно требовал от нас “явки с повинной”, но напор его постепенно ослабевал. Его опытный глаз всё же разглядел в нас простых московских туристов, волей случая попавших в его беспокойные владения. Его крайне поразило, что лодка у нас без мотора, что среди наших рыболовных снастей есть только удочки и донки, и что даже ружьишка какого-никакого у нас при себе нет. По ходу беседы он всё больше проникался к нам симпатией и даже сочувствием. Ещё через десять минут стало ясно, что в лице грозного на вид инспектора, мы приобретаем заботливого опекуна и, в некотором роде, учителя.

– Вы тут на что ловите, москвичи ?

– На червя и на кашку. Хотели и на малька, но малёк чересчур пугливый, не даётся.

– Нет хлопцы, не та у вас наживка, у нас тут все на сетчатый мотыль ловят.

Узнав, что за вчерашний день мы не поймали ни одной рыбёшки, и питались тушёнкой, инспектор аж руками всплеснул:

– Да вы тут ещё и с голоду у меня помрёте. Нет, так дело не пойдёт, нечего вам на Дону тушёнку трескать. Ладно, хлопцы, я вам полкуклы привезу, на еду хватит.

Видя в наших глазах полное недоумение, инспектор пояснил:

– Кукла – это сетка-путанка на полста метров. Вам куклы много будет, а вот полкуклы – в самый раз. Я через пару часов загляну к вам с подарочком, и просьба у меня к вам будет, приеду расскажу.

С этими словами наш новый знакомый, которого мы тут же прозвали Аниськиным, сел в лодку и укатил по своим неотложным делам, помахав нам рукой.

Почему Аниськин ? Да фильм такой был “Деревенский детектив” про душевного деревенского участкового по фамилии Аниськин, которого талантливо сыграл актер Михаил Жаров.

Наш Аниськин вернулся не через два часа, как обещался, а уже сильно после обеда, и вручил нам приличный моток сетки, намотанный на палку – ну точно, кукла.

– Вы, вот что, ребятки, сеточку ставьте недалеко от берега, и чтобы поплавки были притоплены, а то в глаза будут бросаться. Снимайте лучше вечерком, а если днём приспичит, то незаметно так, с осторожностью, чтобы чужой глаз не видел. А просьба у меня такая. Тут вдоль острова артельные скоро лов начнут, сети будут ставить метров по триста и по пятьсот. А у нас последние дни браконьеры по ночам повадились сетку артельную срезать вместе с рыбой. Вы в это дело не встревайте, они ведь и пальнуть могут, а просто примечайте, какая лодка, во что людишки одеты, может, и номера на лодке засечёте. А сами можете рыбку из сетей брать на еду, если ничего не поймаете. Только осторожно, сеть не рвите, аккуратненько распутывайте. Поняли, москвичи, сетку не рвать, судака старайтесь брать, он мало запутывается. Ну и по светлу у сетей не маячьте. Вечерочком подплыли на своей лодочке, взяли чуть-чуть, и айда на берег. Артельных я предупрежу, что вы свои.

После отъезда Аниськина мы, смекнули, наконец, что такое – сетчатый мотыль. И, конечно тут же приступили к осмотру его неожиданного подарка. Размотав сетку, стали ломать голову, как же её устанавливать. Спрашивать инспектора как-то постеснялись, а сами никогда сеткой не ловили. Методом проб и ошибок приспособились, и через час сеть уже была растянута под водой вертикально на глубине около трёх метров, с грузами на дне и с чуть затопленными ниже уровня воды поплавками. Со стороны и не заметишь. Ну и донки, конечно, тоже закинули, с колокольчиками, на видном месте. Так, для конспирации.

Нежданный поворот событий сильно приподнял нам настроение. Аниськин нас просто очаровал. Вот она – настоящая донская душа. Несомненно, что с его помощью, рыбой мы теперь обеспечены с гарантией.

Цимлянское море продолжало щедро одаривать нас своими чудесными подарками.

Категория рая, в котором мы счастливо расположились, повысилась ещё на одну ступеньку, а может, и на целых две.

То ли ещё будет…

Игорь Юрьевич Куликов


Зарегистрируем товарный знак - попутный ветер
вашего бизнеса.

Телефон: +7 (495) 737-63-77 доб. 2401
Любовь Александровна Михайлова



Автор:  Игорь Юрьевич Куликов. Видео - Дмитрий Цейтлин. Романс на стихи М.Ю. Лермонтова, муз. Александра Варламова, исп. Н. Соков

Возврат к списку