Паруса на Дону. Часть 2. Обитаемый остров. Статья №20. 13.12.16.


Не прошло и трёх дней, как выяснилось, что приглянувшийся нам островок – обитаем.

Во время утренней пробежки вокруг острова я заметил, что впереди, на песчаном пляже, кто-то сидит. Издалека было не разобрать, кто же, именно. Но, по мере моего приближения, становилось, всё более ясно, что это – подросшие щенки, но явно – не собачьи, уж больно пушистые были у них хвосты. Щенков было трое, и моё появление их явно обескуражило. Они стали боязливо жаться друг к другу, инстинктивно отклоняясь в противоположную от меня сторону, как бы, пытаясь избавится от внезапного наваждения.

Это были лисята, по виду – полуторалетки. Я неторопливо подбегал к ним всё ближе и ближе, любуясь на их умильные морды, а лисята, как загипнотизированные, не могли сдвинуться с места и сидели на песке всё с большим и большим отклонением от вертикали. Когда до лисят оставалось метров десять, самый дальний от меня лисёнок не выдержал напора наседавших на него братьев или сестёр, и опрокинулся на песок. Следом за ним посыпались и два других. Выйдя таким образом из оцепе­нения, лисята бросились в кусты, растущие неподалёку.

Стало очевидно, что на острове обитают лисы.

– Но чем же они тут питаются ? – мелькнула мысль – вряд ли, одними мышами.

Вернувшись в лагерь, я рассказал о забавных лисятах ребятам. Естественно, нам тут же захотелось найти лисье логово, которое, по логике, должно было располагаться в самой густой чащобе острова.

После завтрака мы, вооружившись топорами, отправились в центральную часть острова, где деревья и кустарники стояли сплошной непроходимой стеной. Каждый шаг вглубь этих джунглей давался нам с большим трудом.

Неожиданно, плотная стена растительности кончилась, и перед нами открылась небольшая полянка с редко стоящими мощными ивами. Под самым высоким деревом вся земля была сплошь усыпана перьями и длинными белыми костями.

Жутковатое зрелище…

Беглый осмотр показал, что это – кости цапель. Основную массу составляли кости длиннющих цапельных ног.

– Вот это да – подумали мы – неужели лисы притаскивают пойманных ими цапель в одно место и тут их поедают ? Тогда, неподалёку должно быть их логово.

Но логова поблизости найти не удалось, и мы решили, что этой ночью тихонько прокрадёмся к лисьей столовой и застанем лис врасплох.

Зачем нам это было нужно ? Да, бог его знает – чисто охотничий рефлекс.

Вечером, как только стемнело, мы услышали какой-то шум возле обнаруженных нами высоких ивовых деревьев. Осторожно подобравшись поближе, мы увидели, как десятки цапель устраиваются на ночлег на ветвях самой высокой ивы. В темноте белые силуэты птиц едва просматривались, но зато шум хлопающих крыльев и сдержанные крики дерущихся за престижное место цапель были слышны очень ясно. Судя по всему, наш остров был постоянным местом ночёвки большой стаи цапель. Наверное, раньше мы их не слышали из-за шума прибойной волны.

Постепенно наши глаза стали привыкать к темноте. Ветвистое ивовое дерево было сплошь облеплено цаплями, как новогодняя ёлка игрушками. Верхние этажи птиц успокоились достаточно быстро, а вот нижние долго продолжали выяснение отношений. Наиболее слабым цаплям доставались самые нижние ветки – в метре от земли. Естественно, их обитатели и становились лёгкой добычей местных лис.

Всего в десяти метрах росло несколько мощных ветвистых ив, чуть меньшей высоты. Но они были цаплям неинтересны, поскольку стояли в стороне от их иерархической пирамиды. Лучше уж, рискуя жизнью, трястись от страха на самых нижних ступенях социальной лестницы, чем освоить новую сферу обитания в виде соседнего дерева.

Надо сказать, что помимо риска быть съеденными лисами, обитатели нижних этажей получали от верхних соседей регулярные и щедрые подарки в виде порций птичьего помёта. Но даже это обстоятельство не побуждало их к перемене места ночлега.

Интересно, кто же им мог так витиевато мозги запрограммировать, неужели и в небесной канцелярии завелись хакеры.

После обнаружения выводка молодых лисят и доминантного дерева, мы стали внимательнее присматриваться к острову. Оказалось, что есть ещё две доминантные ивы, на которых располагались на ночлег две другие стаи цапель.

Но, вот, лисье логово мы так и не нашли, и больше ни разу не видели лисят на пляже. Вероятно, родители убедительно освежили в их памяти правила лисьей конспирации.

Для разнообразия обеденной трапезы, нам ничего не стоило поймать ночью пару другую цапель и сделать славное жаркое. Но, как-то, рука не поднималась. А однажды к нам в лагерь сама приковыляла молодая цапля, точнее, сильно подросший птенец, метра полтора ростом, с подраненным крылом и с ободранными до крови ногами.

Вместо того, чтобы его поджарить, мы стали лечить нежданного пациента, да ещё и кормить рыбой. Ночью цаплёнок оставался в нашем лагере, прямо около палатки, чувствуя, что лисы его здесь не тронут. Деликатности у цаплёнка не было никакой – он бесцеремонно требовал от нас еду и при этом мог, по неосторожности, сильно ущипнуть протянутую к нему руку с рыбкой.

Примерно через неделю крыло у нашего подопечного зажило, и он вернулся в свою стаю, вероятно, на самый нижний этаж социальной пирамиды.

Стало быть, судьба у него такая. И дело тут, наверное, не в хакерах…

Просто у цапель своеобразное представление о социальной успешности.

Игорь Юрьевич Куликов


Деликатно зарегистрируем ваш
товарный знак.

Телефон: +7 (495) 737-63-77 доб. 1300
Наталья Николаевна Беркутова



Автор:  Игорь Юрьевич Куликов. Видео - Николай Геннадьевич Соков.

Возврат к списку