Ахтубинские приключения. Статья №24. 17.01.17


Через десять дней безоблачной, в прямом и переносном смысле, жизни в лагере нам стало хотеться чего-то новенького.

Первым не выдержал монотонной райской жизни мой бывший однокашник – Александр, с которым мы накануне выуживали большого сома. После очередного завтрака он предупредил всех, что отправляется на разведку в сухую степь. Вернуться он планировал к обеду, но не исключал, что и к ужину.

Надо сказать, что в полукилометре от берега нашей протоки с западной стороны земля превращалась в сухую корку с трещинами, в которые легко проваливалась нога взрослого человека. Контраст с зелёным буйством природы вблизи реки был невероятный. Это была зона обитания странных насекомых, смутно напоминающих кузнечиков, и конечно же, вотчина змей, безбоязненно греющихся тут и там на палящем солнце. Идти в такие гиблые места одному – неоправданный риск.

Но никто из нас не захотел составить Александру компанию, вот он и отправился в мёртвую зону один. К обеду он в лагерь не вернулся. Всю вторую половину дня мы провели в тревожном ожидании, собираясь уже отправиться на поиски нашего искателя приключений, но под самый вечер Сашка нарисовался сам – в весьма плачевном виде.

Оказалось, что всего через полчаса пути по выжженной земле, Александр внезапно провалился в яму с зыбучим песком, и песок завалил его почти с головой. Дышать он мог, поэтому, немного успокоившись, попытался вылезти из ямы. В ответ мгновенно получил сверху дополнительную порцию песка точно в темечко, усугубив своё и так нелёгкое положение. Сухой паёк и фляга с водой были в рюкзаке за спиной, и они, как якорь, тянули тело вниз – на дно ямы. Стараясь не сотрясать песок, Александр с трудом освободился от рюкзака, и по сантиметру стал выползать наверх. Но, каждый раз, когда ему удавалось высвободиться по пояс, песок предательски проваливался под ногами, обрушивая на голову новую лавину горячей песчаной пыли.

Через пару часов, силы у Александра иссякли, и он вынужден был сделать большой перерыв, чтобы восстановиться и придумать разумный план спасения.

Александр решил слегка увлажнять и притаптывать песок, который находился под руками, сооружая что-то вроде ступеньки. Далее он медленно переползал чуть-чуть вверх, наваливаясь грудью на сооружённую ступеньку и начинал новое притаптывание. Увлажнённый водой из фляги песок терял свою сверхтекучесть, но запас воды был очень ограничен. Наконец, одна рука смогла зацепиться за край зыбучей воронки, после этого последовала вторая рука, и вот уже всё тело оказалось за пределами ямы.

Казалось бы, вот оно – спасение. Однако, ослабленное борьбой и жарой сознание дало сбой и Александр двинул в сторону противоположную от лагеря. Осознал он это только через пару часов, когда муки жажды становились уже нестерпимы.

Проклиная свою рассеянность, а заодно и свою страсть к одиноким пешим прогулкам, Александр, находясь всего в полукилометре от спасительного озера, заковылял назад, боясь сбиться с пути, боясь наступить на змею, и пуще всего, боясь снова провалиться в очередную зыбучую воронку. И он, таки, доковылял до лагеря, рухнул на песок и шёпотом попросил пить. На большее сил у него не осталось.

Два последующих дня Александр отходил от “увлекательной” прогулки, но после очередного своего дежурства по кухне, он снова стал тосковать, отлынивать от рыбалки и подстрекать нас к смене устоявшегося образа жизни. Как говорится – битому неймётся.

По-честному, нас с братом тоже изрядно тяготила однообразность рыбной ловли и рутинность процесса переработки улова, и мы решили втроём отправиться в путешествие по небольшим протокам Ахтубинской поймы.

Позавтракав, и взяв с собой сухой паёк, мы на трехместной байдарке углубились в паутину мелких извилистых речушек, над которыми смыкались кроны плакучих ивовых деревьев.

Карты у нас с собой не было, так что ориентироваться приходилось по солнцу и по направлению течения в протоках – вода перетекала из Волги в Ахтубу.

Первая неожиданность, с которой мы столкнулись – это “кирпичи”, падающие в воду по курсу движения нашей лодки.

Когда летом идёшь вдоль лианозовского пруда, напуганные лягушки сигают в воду со смачным всплеском, а тут в воду сигали потревоженные черепахи, весом – поболее килограмма. Всплеск от таких прыгунов был соответствующий.

Неожиданно, наша лодка упёрлась носом в сеть, перегораживающую узкую протоку. Из кустов показались два калмыка – один совсем старик, а второй – мальчишка. Как оказалось, они сетью ловят здесь черепах.

– А зачем вы их ловите ? – спросили мы.

– Да, суп вкусный.

– А как варить ?

– Кровь нада выпускать, желчь нада выпускать, панцирь нада рубить чуть-чуть.

Ну, тут мы поняли, что такой местный рецепт черепашьей похлёбки явно не про нас.

При движении по извилистым протокам, скорости нет никакой. Через пару часов нам это топтание на месте наскучило, и мы стали выбирать протоки пошире, стремясь выйти на какую-нибудь незнакомую большую воду поближе к Волге.

Вскоре мы выбрались на простор. Деревья расступились, и перед глазами предстали длиннющие песчаные косы и песчаные островки, над которыми парили одинокие чайки. Мы вытащили лодку на берег и пошли бродить по чистейшему мелкому песку. По дороге, тут и там, попадались небольшие ямы, наполненные прозрачной водой. Под палящим солнце вода в ямах нагрелась градусов до сорока. Ложишься в такую яму и чувствуешь себя, как в горячей ванне в Сандунах. Благодать !

Неожиданно, прямо перед нами оказалась маленькая стайка жёлто-бурых крапчатых цыплят, неподвижно сидевших с раскрытыми клювами и с закрытыми глазами, запорошенными песком. На вид – они явно изнывали от жары и жажды, находясь всего в нескольких метрах от речной воды. Пожалев несмышлёных птенцов, мы окунули их в воду, в полной уверенности, что делаем благое дело. Птенцы сразу же оживились, распахнули промытые водой глаза, стали весело попискивать и с удовольствием плескаться в чистой воде. Нас они нисколько не опасались.

Рядом оказалась ещё одна стайка запорошенных песком чаёнышей, потом ещё одна, и ещё, и ещё… А вокруг на песке – ни одного гнезда, и ни одной взрослой чайки.

Мы с энтузиазмом продолжали помогать всей этой изнывающей от жары мелкоте, не замечая, что на небе сгущается “тёмная” туча.

Это было, действительно, похоже на грозовую тучу, только туча эта состояла из нескольких сотен озлобленных чаек, почуявших опасность вторжения чужаков в их исконные владения. Судя по всему, наши обмывания цыплят были восприняты чайками, как коварное покушение на их потомство. Вся огромная стая образовала в небе гневно вращающийся тёмный круг, который опускался всё ниже и ниже.

Стая надсадно галдела, гудела, стонала, готовясь к решительной атаке.

И вот первая пара самых отчаянных чаек вывалилась из круга и, с истошным самурайским кличем, камнем полетела прямо в наши головы. Мы рухнули на песок, увёртываясь от атаки, и тут же заметили вторую атакующую пару. Бросая навстречу всё новым и новым пикирующим чайкам горсти песка, мы стали поспешно отступать в сторону кучи топляка, прибитого к берегу. И только подняв над головами сухие ветки и палки, мы почувствовали себя в относительной безопасности. Под натиском непрерывно пикирующих на нас чаек, мы короткими перебежками стали перемещаться к своей лодке подальше от разозлённой птичьей стаи.

Как только мы покинули чаечное гнездовье и скрылись в прибрежных кустах, туча кружащихся в небе чаек мгновенно рассыпалась. Чайки спокойно планировали вниз, усаживались на песок и важно расхаживали, не обращая никакого внимания на своих ”спасённых” птенцов с их запорошенными песком глазами, и с их раскрытыми от жажды и голода клювами.

С позиции взрослых чаек, гармония чаечного гнездовья была восстановлена.

И тут мы поняли, что ничего не смыслим в уходе за подрастающим поколением и совсем не понимаем законов дикой природы, в которую мы неосторожно вторглись на своей трехместной байдарке Салют.

Игорь Юрьевич Куликов



Зарегистрируем ваш товарный знак
без приключений.

Телефон: +7 (495) 737-63-77 доб. 4101
Наталия Юрьевна Бякина



Автор:  Игорь Юрьевич Куликов. Видео - Николай Геннадьевич Соков

Возврат к списку