Березовый плач. Статья №27. 07.02.17.



У виноградарей есть такая поговорка: “Когда виноград плачет – виноградарь смеётся”. Чему же может радоваться виноградарь, когда обрезанные им по осени лозы истекают пасокой ? Оказывается, он радуется тому, что виноград своим плачем счἀстливо “рапортует” о благополучном окончании зимовки.

Сильное сокодвижение указывает на отличное состояние не только корневой системы, но и всей лозы, а также на готовность куста дать хороший урожай в новом году.

Во время виноградного плача почки только−только просыпаются, так что листьев нет и в помине, и вроде как, незачем гнать снизу−вверх такие большие потоки питательных веществ.

Но, по какой−то веской причине, именно по весне начинается гиперактивное движение сока, которое сойдёт на нет после распускания первой нежной листвы.
Куст как бы омывает и, тем самым, очищает сам себя после долгого зимнего сна.

Точно так же плачет берёза. Недели за три до распускания листьев начинается берёзовый плач, который легко заметить по капающему с обломанных зимними ветрами веточек.

Достаточно минуту постоять под раскидистой берёзой, и сразу почувствуешь этот мелкий дождь при безоблачном небе. Вот вам – верный знак начала сбора берёзовой пасоки.

Апрель в тот год выдался тёплым, снег стал улетать прямо на глазах и мать стала торопить меня с переездом в калужскую деревню, где уже три недели нёс вахту отец, сбежав от московской суеты в деревню, в конце марта**.

Неделя ушла на сборы и закупку съестных и прочих запасов, жизненно необходимых в деревенской глуши.  И вот, мы уже в пути.

Полторы сотни километров по Киевскому шоссе, поворот на Суходрев, пятнадцать километров по большаку, потом лесная, ещё не оттаявшая дорога, в сторону Ушаково. Наконец, перед нами поле, которое надо пересечь, чтобы добраться до самого дальнего дома в деревне под синей крышей.
 
На удивление, верхний слой земли основательно просох, и мы с ходу пролетели два километра, ни разу не застряв по пути. Редкая удача в эту пору.
Отец увлечённо поправлял плетень, сильно покосившийся после весеннего паводка, и не услышал подъезжающую к дому машину.

Когда мы подошли вплотную, отец от удивления выронил моток проволоки и растерянно, и счастливо заулыбался. Видно было, что нажился он тут бобылём по горло.

В избе было чисто и прибрано. Печь ещё не остыла после утреннего протапливания, сохраняя в комнате и кухне уютное тепло. Мать, конечно, сразу же стала накрывать на стол, желая побыстрее накормить отца домашней едой, привезённой из Москвы.

Я пошел к умывальнику, чтобы с дороги умыться и ополоснуть руки, но почувствовал какой-то подвох. Вода в умывальнике показалась мне сладковатой. Я зачерпнул из бака ковшик свежей воды, но и она была такой же сладковатой на вкус.

Оказалось, отец уже неделю как приступил к массовому сбору берёзового сока, и затарил им все ёмкости в доме. В чайнике тоже вместо воды был берёзовый сок. И даже бочка в сенях была всклянь наполнена берёзовым соком.

Пока держался снежный покров, добраться до ближайшего колодца у реки не было никакой возможности. Правда, и необходимости в этом также не было никакой. Отец растапливал чистейший снег на печи, благо запасённых с осени дров хватало.

После схода снега берег раскис, поэтому спуск к колодцу и обратный подъем с вёдрами был проблематичен, а берёзы – вот они под рукой.
С каждой берёзы отец снимал около трёх вёдер сока, после чего забивал отверстие в стволе маслянистой глиной и наглухо затыкал отструганным чопиком.
Такое количество сока с одной берёзы абсолютно безболезненно, поскольку потери пасоки через обломанные ветки всегда больше. К тому же, сок не является питательным запасом берёзы, он скорее, чистильщик дерева перед периодом новой вегетации.

Из излишков сока отец обычно делал берёзовый квас. Как только в бочке с соком появлялось немного белой пены, отец переводил весь этот сок на квас.
Один сорт отцовского кваса был похож на обычный деревенский, сделанный на сухарях чёрного хлеба с добавлением хлебных дрожжей. Мне он не очень нравился.

А вот второй сорт был мне по душе. Отец просто разливал чуть забродивший берёзовый сок в пластиковые бутылки, привезённые мной и братом из Москвы, добавлял туда немного сахара и десяток изюминок. После этого сок доливался до самого верха горлышка, и бутылка закупоривалась.

Первые две недели бутылки с соком следовало хранить в избе в горизонтальном положении (для лучшего брожения), а потом уже в подполе – хоть всё лето.   
Квас получался чистый без постороннего привкуса и загазированный покруче шампанского, так что, при открывании пробки, требовалась осторожность.

В летнюю жару глотнёшь стаканчик такого кваса, и целый час – никакой жажды. После этого на берёзки смотришь с особой благодарностью и даже с нежностью.   
Поселившись на берегу канала им. Москвы, я вот уже много лет каждую весну с нетерпением жду той поры, когда заплачут берёзы. Я хорошо изучил все крупные берёзы вблизи своего участка. Знаю у каких берёз плач обильный, а у каких особенно сладкий. Кстати, у плакучих берёз с трёхметровыми свисающими побегами сок всегда слаще.

Эти три, а то и четыре недели я просто упиваюсь свежим берёзовым соком, выпивая не менее трёх литров за день. Есть стараюсь в эту пору поменьше, чтобы омовение организма было максимально эффективным. Этакий берёзовый пост получается.

Излишками сока я щедро делюсь со своими соседями и, конечно же, заготавливаю квас, тот самый – сильно газированный. Его хватает на всё лето и осень, а то и на зиму остаётся.

Несколько раз пробовал собирать кленовый сок, но что-то не идёт он у меня, в смысле, пьётся без особого удовольствия. Нет в нём этой необыкновенной родниковой чистоты, как у берёзы.

Канадцы свой кленовый сок долго выпаривают до густого сиропа, но это столько возни.
 
Когда на ветках берёзок “вылупливаются” маленькие клейкие листочки, сокодвижение ослабевает, а сок начинает чуть-чуть горчить. Отец говорил, что берёза начинает гнать дёготь. Он, как раз, любил такой поздний берёзовый сок, считая его самым целебным.

Может быть, со временем, и я заценю дегтярный привкус сладких берёзовых слёзок.

** См. рассказ “Когда заплачут берёзы”

Игорь Юрьевич Куликов



Используйте наш опыт в регистрации товарных знаков.

Телефон: +7 (495) 737-63-77 доб. 1301
Ирина Михайловна Сафронова



Автор:  Игорь Юрьевич Куликов. Видео - Николай Геннадьевич Соков.

Возврат к списку