Забвение квинтового строя. Статья №46. 04.07.17.


В глубокой древности музыкальные строи Европы, Азии и Ближнего Востока мало чем отличались друг от друга. Несмотря на существенные отличия в музыкальных традициях и специфику национальных музыкальных инструментов, в основу всех музыкальных строев был положен квинтовый шаг. Напомним, что две струны, настроенные в квинту (например, До и Соль), различаются по высоте звучания ровно в полтора раза.

Наиболее достоверная информация о звуковысотной архитектуре музыкального строя пришла к нам из древнего Китая и древней Греции. Знаменитый пифагорейский и не менее знаменитый китайский строй – 12 люй, как ни странно, абсолютно идентичны. Там и там – одиннадцать шагов чистой квинтой, с учётом октавной коррекции, формируют в пределах октавы двенадцать ступеней музыкального строя.

И древние греки, и древние китайцы даже и не думали претендовать на авторство в изобретении музыкального канона, всецело приписывая акт его создания божественным сущностям. У греков это были Гермес* и Аполлон, у китайцев – две божественные птицы Феникс (самка и самец), пропевшие каждая по шесть камертонных звуков.

В обеих музыкальных традициях совершенство квинтового строя не подлежало ни малейшему сомнению. Соответственно, никому в голову не могла прийти мысль о необходимости его улучшения. Усилия музыкантов и музыкальных теоретиков были направлены лишь на углублённое изучение скрытых возможностей как самого строя, так и различных музыкальных ладов, выстраиваемых на отдельных его ступенях.

Музыкальный строй в обеих культурных традициях почитался в качестве эстетического эталона, служившего образцом совершенства для всех других видов изящных искусств.

И вот, вдруг, в эпоху средневековья квинтовый строй, как-то неожиданно, лишился своего божественного ореола. Европейские музыканты и европейские же теоретики музыки обнаружили в квинтовом строе множество огрехов, не позволяющих гармонично исполнять на ступенях древнего строя самые обычные музыкальные произведения.

Главным камнем преткновения оказались, так называемые, пифагорейские терции. Этим созвучиям (например, До-Ми и Ми-Соль) был присущ явный акустический дефект – очень неприятные для слуха биения, разрушающие музыкальную гармонию.

Средневековая музыкальная наука выяснила, что череда шагов чистой квинтой с неизбежностью порождает “нечистые” терции. На языке школьной арифметики, это значит, что многократным умножением дроби 3/2 самой на себя, невозможно получить дроби с пятёркой в числителе (5/4) или в знаменателе (6/5), то есть пропорции большой и малой терций. Вот, если такое чудо было бы вдруг возможно, тогда квинтовый строй, безо всяких сомнений, можно было бы считать верхом совершенства. Но, увы.

И вот, что странно, в те же самые средние века арабы и китайцы, пользуясь тем же самым квинтовым строем, не ощущали ни малейшего дискомфорта и не страдали от “грубых” терций, рождённых квинтовым шагом. Они успешно музицировали (и продолжают музицировать в наши дни) в рамках натурального** музыкального строя.

А всё потому, что в “восточно-азиатской” версии квинтового строя, каким-то чудом, присутствуют чистые, в акустическом отношении, терции.

Проще говоря, европейская теория музыки умудрилась банально проглядеть в структуре квинтового строя акустически чистые терции, а вместо них признала за терции акустически несовершенные созвучия с пропорциями, весьма далёкими от гармоничных. По необъяснимой причине, эта досадная ошибка не исправлена по сей день.

При всём при этом, европейское музыкознание, продолжает признавать Пифагора и его музыкальную систему величайшим достижением человеческого разума, и тем не менее, считает пифагорейский (квинтовый строй) непригодным для удобоваримого музицирования. На самом же деле, непригодным оказался не сам квинтовый строй, а его ошибочная трактовка, вследствие которой, тысячелетний авторитет древнего музыкального канона был подорван.

Логическим следствием падения авторитета древнего строя в музыкальной Европе стал отход от натуральных (целочисленных) музыкальных пропорций к темперированным. Идея темперации состоит в использовании музыкальных интервалов с пропорциями, чуть большими или чуть меньшими по отношению к натуральным.

Спасая, по их мнению, “никудышные” (в акустическом плане) псевдо‒пифагорейские терции, музыкальные новаторы были вынуждены пойти на коррекцию чистых квинт и кварт, иначе звуковысотная шкала грозила вылезти за рамки октавы.

Началась эпоха темперации (гонка проектов темперированных музыкальных строев), затянувшаяся в Европе на несколько столетий и закончившаяся победой равномерной темперации, в которой не осталось ни одного натурального интервала, за исключением октавы, а место натуральных пропорций заняли логарифмические.

Истины ради, заметим, что погрешности темперированных квинт и кварт настолько незначительны, что, с акустической точки зрения, их можно считать почти идеальными. Но вот все остальные музыкальные интервалы, а значит и соответствующие им музыкальные созвучия, оказались, мягко говоря, “второй свежести”.

Но у равномерно темперированного строя, нашлось не мало плюсов. Главным, из которых, можно считать универсальную настройку клавишного инструмента для всего круга тональностей. Любое музыкальное произведение исполняется сегодня в рамках одной и той же хроматической гаммы, что было немыслимо ещё во времена И.С. Баха.

Великий Бах славился своим умением быстрой перестройки клавира под требуемую тональность. На это у него уходило от десяти до пятнадцати минут. Правда, клавиры того времени были намного проще современных и по набору октав, и по количеству струн под каждой клавишей. А вот перестройка современного рояля настолько трудоёмка, что требует нескольких часов работы квалифицированного настройщика. Поэтому нет никакой возможности менять настройку рояля в ходе концерта, при переходе от исполнения одного произведения к другому в новой тональности.

Вот почему одна единственная универсальная настройка, более-менее приемлемая для любой из тональностей – вполне разумный компромисс для своего времени.

Таким образом, огромное удобство неизменной настройки предопределило повсеместное (в Европе) распространение равномерно темперированного строя, с его условно гармоничными интервалами.

Однако, развитие и совершенствование электронных музыкальных инструментов, за последние десятилетия, привело к столь высокому уровню их акустических параметров, что электронное пианино, по качеству звука, уже не уступает классическому струнному инструменту, вытесняя его со сцены. К тому же, звукозапись музыкального произведения осуществляется в наши дни исключительно цифровыми технологиями. По этой причине музыкальный трек – это в любом случае оцифрованная музыка.

У электронного музыкального инструмента есть важное преимущество – возможность мгновенной смены настройки. Это сводит к нулю главное достоинство равномерной темперации – единую компромиссную настройку для всех тональностей.

На многих современных моделях “digital piano” появилась возможность использования квинтовой настройки (Pythagorean). При этом переход к тональности, соответствующей исполняемому произведению, дело нескольких секунд. А это значит, что музыкальные произведения того же Баха могут быть исполнены без досадных темперированных искажений, а акустически чистые созвучия и аккорды могут быть возвращены к жизни из долгого забвения.

Можно, наконец-то, перестать довольствоваться компромиссной гармонией в музыке, восстановить в правах чистые музыкальные пропорции, и возвратить музыкальному искусству его прежний статус эстетического эталона.

Но для этого необходимо вначале восстановить истинную логику квинтового строя в его неискажённом виде и вернуть на своё законное место акустически чистые терции и сексты, которые изначально присутствовали в древнегреческом и древнекитайском строях, прекрасно уживаясь с чистыми квинтами и квартами.

В одной из последующих статей мы разберёмся, на примере китайского строя 12 люй, где же именно затерялись чистые терции в лабиринте квинтовых шагов.

И попутно выясним, какие дополнительные бонусы сулит музыкальному миру возврат к акустически чистым музыкальным пропорциям.

* Статья “Лира Гермеса”

** Примечание:

Два слова о термине натуральные пропорции. Нередко можно встретить комментарии, которые под термином натуральный подразумевают что-то такое сермяжно-природное, почти первобытное, следовательно, эстетически несовершенное.

В действительности же, натуральными древнегреческие математики называли целые числа. Отсюда – термин натуральный ряд и натуральные пропорции. Таким образом, натуральный строй – это музыкальный строй, все интервалы которого имеют целочисленные пропорции. Именно такие натуральные пропорции характерны для квинтового строя. К сожалению, далеко не всякое двузвучие с натуральной пропорцией является благозвучным. Прояснению этого вопроса будет посвящена отдельная статья.

Игорь Юрьевич Куликов


Зарегистрируем музыкальный фрагмент
в качестве товарного знака.

Телефон: +7 (495) 737-63-77 доб. 5700
Ольга Львовна Васильева.



Автор:  Игорь Юрьевич Куликов. Видео - Николай Геннадьевич Соков.

Возврат к списку