"Алые паруса" Александра Грина (1880 - 1932) - товарные знаки

«Я понял одну нехитрую истину:
Она в том, чтобы делать ... чудеса
своими руками...»

Александр Грин

23 августе 2015 года исполнилось 135 лет со дня рождения Александра Степановича Гриневского, известного под псевдонимом Александр Грин.

Родился он в Вятской губернии, в городке Слободской, в семье польского шляхтича и медсестры. Научившись читать в 6 лет, он самостоятельно прочитал «Путешествия Гулливера» Свифта, полюбив с этого времени рассказы о мореплавателях и путешествиях. Позднее он совершил несколько попыток убежать из дома, чтобы поступить матросом на корабль.

В 1889 году в возрасте 9 лет его отдали на подготовительное отделение местного реального училища. Там соученики и дали ему прозвище «Грин». Поведение его было «хуже всех», тем не мене его приняли в первый класс. Во втором классе он написал оскорбительно стихотворение об одном из педагогов и был исключен из училища. Отец с трудом пристроил его в другое училище с совсем плохой репутацией...

Когда ему исполнилось 15 лет, умерла его мать. Отец женился на вдове. Отношения с мачехой у подростка не сложились, и он стал жить один самостоятельно, зарабатывая на жизнь переплетными работами и перепиской документов.

По окончании училища 16-летний Александр уехал в Одессу, решив стать моряком. Отец дал ему немного денег и адрес своего одесского друга, который устроил его матросом на пароход «Платон», ходивший между Одессой и Батуми.

Прозаический труд матроса оказался юноше не по душе. Вскоре он разругался с капитаном, покинул корабль и вернулся в Вятку. Затем отправился в Баку, был рыбаком, чернорабочим, работал в железнодорожных мастерских и опять вернулся в Вятку. После работал лесорубом, шахтером, золотоискателем на Урале.

В 1902 году Александр Гриневский по своей воле стал солдатом пехотного батальона, расквартированного в Пензе. Через полгода (3,5 месяца из которых он провел в карцере) дезертировал, был пойман, опять бежал. Еще в армии он познакомился с эсеровскими пропагандистами, которые помогли ему скрыться в Симбирске (нынешний Ульяновск). С этого момента он отдает все свои силы и энергию борьбе с существующим строем, отказываясь, однако, принимать участие в терактах. Член ЦК партии эсеров Быховский, послушав его яркие увлеченные выступления, как-то сказал ему: «Из тебя вышел бы писатель».

В 1903 году Александр был очередной раз арестован в Севастополе «за речи антиправительственного содержания» и за попытку побега переведен в тюрьму строгого содержания, где провел больше года. Получил 10 лет ссылки, был амнистирован, но опять арестован в Петербурге.

В 1906 году Александр Грин написал свой первый рассказ «Заслуга рядового Пантелеева», который был издан как агитационная брошюра для солдат-карателей и описывал армейский «беспредел» в отношении крестьян.

В 1908 году был опубликован его первый сборник рассказов «Шапка-невидимка» с подзаголовком «Рассказы о революционерах». В этом же году он порвал с эсерами и женился на 24-летней Вере Абрамовой, которая ранее навещала его в тюрьме под видом невесты.

В 1910 году вышел второй его сборник «Рассказы». Начиная с этого периода, он публикует по 25 рассказов в год, его имя становится известным. Грин знакомится с Валерием Брюсовым, Алексеем Толстым, Леонидом Андреевым, А. Куприным и другими крупными литераторами. Впервые в жизни он стал зарабатывать много денег, которые, впрочем, у него не задерживались, исчезая в карточных играх и кутежах...

Летом 1910 года полиция «вычислила», что популярный писатель А. Грин и беглый ссыльный Гриневский — одно и тоже лицо. Последовал его арест и ссылка в Пинегу, Архангельской области. Вера Абрамова поехала за ним, им было разрешено официально обвенчаться. В ссылке он пишет «Жизнь Гнора» и «Синий каскад Теллури», а позднее, по возвращении в Петербург, «Дьявол оранжевых вод» и «Зурбаганский стрелок» (1913 г.), в которых окончательно формируется образ его вымышленной страны, которую один из исследователей его творчества назовет «Гринландия».

В 1913 году из-за бесконечных кутежей, отсутствия взаимопонимания и неуправляемости Александра Грина, от него ушла жена. Вскоре — новая утрата: умер его отец, который на протяжении всей своей жизни любил и поддерживал сына.

Писатель писал о себе в те годы: «...Я был заряжён жаждой жизни, полон огня, образов, сюжетов. Писал с размаху,... Я дорвался до жизни, накопив алчность к ней в голодной, бродяжьей, сжатой юности, тюрьме. Жадно хватал и поглощал её. Не мог насытиться. Тратил и жёг себя со всех концов...»

Революция породила у Грина надежду на обновление, но вскоре он разочаровался в революционной действительности.

Летом 1919 года Грина призвали в армию связистом. Там он заболел сыпным тифом и долгое время провалялся в тифозных бараках на грани жизни и смерти. Максим Горький прислал ему лекарства, хлеб и мед, а позднее, после выздоровления, выхлопотал ему паек и комнату в «Доме искусств» на Невском проспекте. Там он какое-то время жил по соседству с О. Мандельштамом, В. Кавериным и Н. Гумилевым. Впоследствии они вспоминали, что Александр Грин жил здесь отшельником, ни с кем, практически, не общался. И совершенно непостижимым является тот факт, что именно здесь, в 1920 году, в холодном и голодном суровом Петрограде, в зимних сумерках, он написал свое главное произведение — феерию «Алые паруса» (опубликована только в 1923 году). Максим Горький первым оценил это величайшее произведение и часто цитировал эпизод встречи Ассоль с кораблем под Алыми Парусами.

Для многих до сих пор остается загадкой, как такой угрюмый и нелюдимый человек, много претерпевший в своей жизни, мог создать такое светлое, романтическое, произведение, полное горячей любви к людям и убежденности, что счастье обязательно придет, надо только верить и ждать.

«Она все еще иногда спрашивала отца: "Скажи, почему нас не любят?" - "Э, Ассоль, -- говорил Лонгрен, - разве они умеют любить? Надо уметь любить, а этого-то они не могут". - "Как это - уметь?" - "А вот так!" Он брал девочку на руки и крепко целовал грустные глаза, жмурившиеся от нежного удовольствия.»

А вот, что предсказал Ассоль сказочник Эгль: «Не знаю, сколько пройдет лет, - только в Каперне расцветет одна сказка, памятная надолго. Ты будешь большой, Ассоль. Однажды утром в морской дали под солнцем сверкнет алый парус. Сияющая громада алых парусов белого корабля двинется, рассекая волны, прямо к тебе. Тихо будет плыть этот чудесный корабль, без криков и выстрелов; на берегу много соберется народу, удивляясь и ахая: и ты будешь стоять там. Корабль подойдет величественно к самому берегу под звуки прекрасной музыки; нарядная, в коврах, в золоте и цветах, поплывет от него быстрая лодка. "Зачем вы приехали? Кого вы ищете?" - спросят люди на берегу. Тогда ты увидишь храброго красивого принца; он будет стоять и протягивать к тебе руки. "Здравствуй, Ассоль! - скажет он. - Далеко-далеко отсюда я увидел тебя во сне и приехал, чтобы увезти тебя навсегда в свое царство. Ты будешь там жить со мной в розовой глубокой долине. У тебя будет все, чего только ты пожелаешь; жить с тобой мы станем так дружно и весело, что никогда твоя душа не узнает слез и печали". Он посадит тебя в лодку, привезет на корабль, и ты уедешь навсегда в блистательную страну, где всходит солнце, и где звезды спустятся с неба, чтобы поздравить тебя с приездом.»

«Если Цезарь находил, что лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме, то Артур Грэй мог не завидовать Цезарю в отношении его мудрого желания. Он родился капитаном, хотел быть им и стал им.»

«Он выбрал... тип рыцаря причудливых впечатлений, искателя и чудотворца, т. е. человека, взявшего из бесчисленного разнообразия ролей жизни самую опасную и трогательную - роль провидения. Этот путь намечался в Грэе еще тогда, когда, приставив к стене стул, чтобы достать картину, изображавшую распятие, он вынул гвозди из окровавленных рук Христа, т. е. попросту замазал их голубой краской, похищенной у маляра. В таком виде он находил картину более сносной. Увлеченный своеобразным занятием, он начал уже замазывать и ноги распятого, но был застигнут отцом. Старик снял мальчика со стула за уши и спросил: - Зачем ты испортил картину? - Я не испортил. - Это работа знаменитого художника. - Мне все равно, - сказал Грэй. - Я не могу допустить, чтобы при мне торчали из рук гвозди и текла кровь. Я этого не хочу.»

«Он любил картины без объяснений и подписей. Впечатление такой картины несравненно сильнее; ее содержание, не связанное словами, становится безграничным, утверждая все догадки и мысли.»

«...Благодаря ей я понял одну нехитрую истину. Она в том, чтобы делать ... чудеса своими руками. Когда для человека главное - получать дражайший пятак, легко дать этот пятак, но, когда душа таит зерно пламенного растения - чуда, сделай ему это чудо, если ты в состоянии. Новая душа будет у него и новая у тебя. Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и - вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим - значит владеть всем.»

В настоящее время известно несколько товарных знаков "Алые паруса". Это красивое и гордое наименование носят жилой комплекс компании Донстрой, торговая сеть (сеть универсамов), судоходная компания, отели в Феодосии и Санкт-Петербурге, рекламно-полиграфическая фирма и др. Прочитать более подробно о разнообразии товарных знаков можно на странице: Товарные знаки



По вопросам регистрации товарных знаков обращайтесь
к патентному поверенному Иннотэк
Ольге Алексеевне Паршиной
по телефону:

+7 (495) 737-63-77 доб. 5704



Возврат к списку