Н.М. Карамзин (1766 - 1826) и новые слова в русском языке.

Николай Михайлович Карамзин - замечательный историк, литератор и реформатор русского языка, родился 12.12.1766 неподалеку от Симбирска (нынешний Ульяновск, родина В. И. Ленина). Детские годы его прошли там же, в усадьбе отца, капитана в отставке, М.Е. Карамзина. Дворянский род Карамзиных идет от татарского Кара-мурзы. (Можно предположить такую трансформацию фамилии: Кара-мурза - Карамурзин — Карамзин). В русском языке «иноязычные» слова часто упрощаются для легкости произношения...

Получив начальное образование в близлежащем Симбирске, в 1778 году 12-летний юноша был направлен на обучение в Москву, к профессору Московского университета И. Шадену. В возрасте 17 лет (!), уступив настойчивым просьбам отца, отставного капитана, он поступил на военную службу в Преображенский гвардейский полк города Санкт-Петербурга. Однако довольно быстро понял, что это не его путь, вышел в отставку и вернулся в родной Симбирск, где стал членом масонской ложи «Золотого венца».

Годы недолгой военной службы совпали с его первыми литературными экспериментами.

Вскоре Николай Карамзин опять возвращается в Москву, знакомится с известными литераторами (в частности, с Н. Новиковым) и принимает активное участие в издании первого российского журнала для детей.

В конце 1780-х годов он отправляется в интереснейшее путешествие по Европе. В Кёнигсберге встречается с известным философом Иммануилом Кантом. Его визит в бурлящий Париж совпал с Великой французской революцией.

Первая поездка в Европу подарила Карамзину массу ярких впечатлений и открытий. Все это он крайне увлекательно изложил в известных «Письмах русского путешественника». После их публикации он быстро приобрел известность. Более того, ряд исследователей полагает, что именно с этого произведения началась современная русская литература. Его последователями можно считать А. Грибоедова и П. Сумарокова.

Вернувшись из Европы в Москву в начале 1790-х годов Николай Карамзин начал издавать «Московский журнал», в котором опубликовал свою повесть «Бедная Лиза» (1792), хорошо принятую критиками и читателями. Эта повесть и «Письма русского путешественника» открыли «эпоху сентиментализма» в России.

«Сентиментализм», в отличие от классицизма, выдвигает на первый план «естественные чувства» человека, а не разум. Идеи «сентиментализма» оказали значительное влияние на творчество А.С. Пушкина и романтическую лирику Жуковского.

Карамзин пробовал свои силы и в литературных произведениях, описывающих исторические события. Труды талантливого писателя не пропали даром — осенью 1803 года император Александр I издал указ, присвоивший Николаю Карамзину уникальный титул историографа (плюс, что немаловажно, 2000 рублей в год). После него такое звание в России больше не носил никто...

После получения титула историографа Карамзин отходит от художественной литературы и погружается в бездонную пучину исторической науки. Погружается столь глубоко и самоотверженно, что отказывается от предложенной ему «хлебной» должности тверского губернатора!

В начале 1818 года поступил в продажу 300'000-й тираж восьмитомного издания «Истории государства российского» Н. М. Карамзина. Весь тираж был раскуплен всего за месяц. Масштабный исторический труд стали переводить на европейские языки. В этом же году известный художник Тропинин пишет его портрет.

Император Александр I высоко оценил это всеобъемлющее исследование русского исторического процесса, предложив автору поселиться поблизости в Царском селе. Постепенно Карамзин стал убежденным защитником монархии в России, продолжая усердно писать «Историю государства российского».

Сильно простудившись во время событий на Сенатской площади, Н.М. Карамзин скончался весной 1826 года в Санкт-Петербурге. Последний, 12-й том его бессмертного исторического произведения был опубликован после его смерти...

Проза и поэтические произведения Карамзина значительно обогатили и изменили русский литературный язык. Он ставил своей целью постепенный уход от  тяжеловесного, оторванного от жизни и устаревающего «церковнославянского» языка к современному «повседневному» и естественному. Он стал активно использовать букву «ё», опираясь на французский, ввел в родной язык множество новых слов, таких как «тротуар», «кучер», «промышленность», «благотворительность», «вольнодумство», «достопримечательность», «влюбленность», «утонченность», «человечность», «первоклассный» и др., которыми мы пользуемся и по сей день.

Здесь необходимо отметить, что словесное обозначение может быть зарегистрировано в качестве товарного знака. Однако, как узнать, не занято ли уже выбранное вами слово? Обращайтесь в Иннотэк для проверки выбранного вами словесного обозначения на тождество и сходство и получите ответ на ваш вопрос!

К делу всей своей жизни, написанию «Истории государства российского», Н.М. Карамзин подходил прежде всего не как аналитик, стремящийся проанализировать исторические факты с целью формулирования определенных выводов, а, напротив, исключительно как писатель, тщательно следящий за интересностью описываемых событий и красотой слога. Эти особенности сделали его, по сути, популяризатором истории России для широкой образованной публики. Он создал «моду» на изучение истории родной страны. А Пушкин сравнивал его «открытие» истории Древней Руси с открытием Америки Колумбом...

Карамзин выступал с инициативой создания мемориалов и памятников выдающимся историческим личностям. Именно ему принадлежит идея установить на Красной площади в Москве памятник К. Минину и Д. Пожарскому.

Работая с историческими документами, он нашел и, фактически, «открыл» для широкой общественности рукопись Афанасия Никитина «Хождение за три моря» (XVI в.), опубликовав ее в 1821 году.

Повесть Н.М. Карамзина «Бедная Лиза» еще раз подтвердила бесспорный литературный талант автора. Крайне интересно читать описание Москвы конца XVIII века. Описываемый район Симонова монастыря на высоком берегу реки Москва, находится сейчас неподалеку от станции метро Автозаводская. До наших дней сохранились высокие стены и три мощных башни Симонова монастыря.

«Но всего приятнее для меня то место, на котором возвышаются мрачные, готические башни Си...нова монастыря. Стоя на сей горе, видишь на правой стороне почти всю Москву, сию ужасную громаду домов и церквей, которая представляется глазам в образе величественного амфитеатра: великолепная картина, особливо когда светит на нее солнце, когда вечерние лучи его пылают на бесчисленных златых куполах, на бесчисленных крестах, к небу возносящихся! Внизу расстилаются тучные, густо-зеленые цветущие луга, а за ними, по желтым пескам, течет светлая река, волнуемая легкими веслами рыбачьих лодок или шумящая под рулем грузных стругов, которые плывут от плодоноснейших стран Российской империи и наделяют алчную Москву хлебом.

На другой стороне реки видна дубовая роща, подле которой пасутся многочисленные стада; там молодые пастухи, сидя под тению дерев, поют простые, унылые песни и сокращают тем летние дни, столь для них единообразные. Подалее, в густой зелени древних вязов, блистает златоглавый Данилов монастырь; еще далее, почти на краю горизонта, синеются Воробьевы горы. На левой же стороне видны обширные, хлебом покрытые поля, лесочки, три или четыре деревеньки и вдали село Коломенское с высоким дворцом своим.»

«Иногда вхожу в келий и представляю себе тех, которые в них жили,- печальные картины! Здесь вижу седого старца, преклонившего колена перед распятием и молящегося о скором разрешении земных оков своих, ибо все удовольствия исчезли для него в жизни, все чувства его умерли, кроме чувства болезни и слабости. Там юный монах - с бледным лицом, с томным взором - смотрит в поле сквозь решетку окна, видит веселых птичек, свободно плавающих в море воздуха, видит - и проливает горькие слезы из глаз своих. Он томится, вянет, сохнет - и унылый звон колокола возвещает мне безвременную смерть его.»

«Отец Лизин был довольно зажиточный поселянин, потому что он любил работу, пахал хорошо землю и вел всегда трезвую жизнь. Но скоро по смерти его жена и дочь обедняли. Ленивая рука наемника худо обрабатывала поле, и хлеб перестал хорошо родиться. Они принуждены были отдать свою землю внаем, и за весьма небольшие деньги. К тому же бедная вдова, почти беспрестанно проливая слезы о смерти мужа своего - ибо и крестьянки любить умеют! - день ото дня становилась слабее и совсем не могла работать.»

«Прошло два года после смерти отца Лизина. Луга покрылись цветами, и Лиза пришла в Москву с ландышами. Молодой, хорошо одетый человек, приятного вида, встретился ей на улице. Она показала ему цветы - и закраснелась. "Ты продаешь их, девушка?" - спросил он с улыбкою. "Продаю",- отвечала она. "А что тебе надобно?" - "Пять копеек? ".- "Это слишком дешево. Вот тебе рубль". Лиза удивилась, осмелилась взглянуть на молодого человека,- еще более заскраснелась и, потупив глаза в землю, сказала ему, что она не возьмет рубля. "Для чего же?" - "Мне не надобно лишнего".- "Я думаю, что прекрасные ландыши, сорванные руками прекрасной девушки, стоят рубля. Когда же ты не берешь его, вот тебе пять копеек. Я хотел бы всегда покупать у тебя цветы; хотел бы, чтоб ты рвала их только для меня"...»

«Ах! Мы никогда не могли друг на друга наглядеться - до самого того часа, как лютая смерть подкосила ноги его. Он умер на руках моих!» Эраст слушал ее с непритворным удовольствием. Он покупал у нее Лизину работу и хотел всегда платить в десять раз дороже назначаемой ею цены, но старушка никогда не брала лишнего.»

«Однако ж, Лиза, лучше кормиться трудами своими и ничего не брать даром...»

«Ах, Лиза! - говорила она. - Как все хорошо у господа бога! Шестой десяток доживаю на свете, а все еще не могу наглядеться на дела господни, не могу наглядеться на чистое небо, похожее на высокий шатер, и на землю, которая всякий год новою травою и новыми цветами покрывается. Надобно, чтобы царь небесный очень любил человека, когда он так хорошо убрал для него здешний свет.»


Задайте свой вопрос патентному поверенному,
заместителю директора ООО "Иннотэк"
Светлане Викторовне Астраханцевой

+7 (495) 737-63-77 доб. 1003




Возврат к списку